айкай ансамбль официальный сайт

Директор Удмуртской филармонии Алексей Фомин: Я не конфликтный, но если речь идет о музыке – могу и обидеть

А также, почему сам Дмитрий Хворостовский назвал его дерзким.

Алексей Фомин, директор Удмуртской государственной филармонии, ходит на работу в джинсах, а его стрижка с выбритыми висками – словно вызов всему культурному сообществу. Подтверждением того, что Алексей Фомин не вписывается в рамки классического примера, стал и наш с ним очень откровенный разговор.

Заставил Хворостовского прилететь в Ижевск
– Недавно в Фейсбуке вы открыто заявили о непорядочности руководителя известной в Ижевске концертной организации. Вы конфликтный человек или просто не молчите, когда вам что-то не нравится?

– Это был крик души. Как еще разговаривать с человеком, который в течение двух с половиной лет не возвращает филармонии 75 тысяч рублей, который клянется, что вернет деньги, но не делает этого. Как еще можно воздействовать на человека, который постоянно меняет номера телефонов и просто теряется? Филармония, конечно, не обеднеет. Но я считаю, если дал слово – держи. Я не конфликтный человек, всегда стараюсь разговаривать с людьми, находить компромиссное решение. Но бывают ситуации, когда избежать конфликта не удается. Редко, но бывают.

– Алексей Юрьевич, глядя на вас, кажется, что вы и мухи не обидите…
– Обижу, если это касается музыки и интересов филармонии, – резко прерывает меня мой собеседник.
– Мне, кажется, что когда Дмитрий Хворостовский назвал вас молодым, но таким дерзким, он попал в самую точку.

– Из уст музыканта такой величины я расцениваю эти слова, как комплимент. Я мечтал привезти Дмитрия Хворостовского в Ижевск, и в 2013 году у меня это получилось. Дерзким он меня назвал, наверное, потому, что мне удалось договориться с его менеджментом о концерте в Ижевске, хотя это выступление ну никак не вписывалось в график артиста.

Хворостовский летел к нам из Нью-Йорка через Москву, потом из Ижевска полетел обратно в Москву, затем в Вену Но несмотря на сложные перелеты, он выступал в совершенно глухом зале ДК Аксион безо всякой подзвучки и всем все было слышно. Хворостовский оказался простым, совсем не капризным. Когда вышел из машины, поздоровался со мной на удмуртском – узнал у водителя, как сказать здравствуйте. Было приятно.

Почему выбрали меня?
– Алексей Юрьевич, вы возглавили филармонию в 2011 году, когда вам было всего 28 лет

– 27, – с улыбкой уточняет Фомин. – Честно скажу, когда меня назначили и.о. директора филармонии, я совершенно не разбирался в маркетинге, в финансовых вопросах, не знал даже, как подписывать счета. Я был уверен, что мое назначение – явление временное, что скоро я вновь вернусь на прежнюю должность – заместителя директора филармонии по творческой части.

Я до сих пор не знаю, что повлияло на решение Дмитрия Евгеньевича Иванова, который возглавлял тогда Министерство культуры, почему он выбрал именно меня. Сейчас, когда я его об этом спрашиваю, Дмитрий Евгеньевич театрально закатывает глаза и говорит: Мудрость, Алексей Юрьевич, мудрость.

Алексей Фомин
В моем плей-листе очень много разной музыки. Тут и Чайковский, и Густав Малер, и Земфира, и группа Звери, Ленинград, к которой я в последнее время испытываю особые чувства
– Несколько лет вы были дирижером в театре оперы и балета Удмуртии. Что сложнее дирижировать коллективом или оркестром?

– Если подходить к работе творчески, не отсиживаться на рабочем месте с половины девятого до половины шестого, то сложно будет везде. Да, сейчас мне приходится решать не только творческие, но и хозяйственные вопросы, но я ни о чем не жалею. Я перестал дирижировать, когда понял, что не являюсь гением в этом деле, что принесу больше пользы в чем-то другом. Руководить коллективом – это, наверное, тоже искусство. У каждого свой путь.

Братья Гримм, Иванушки и Лабутены
– Алексей Юрьевич, за пять лет вашего руководства в филармонии многое изменилось – как внешне, так и содержательно. Главная цель этих перемен очевидна – увеличить число зрителей. Удалось ее добиться?

– Удалось. Некоторые концерты нам даже рекламировать не нужно. Мы просто подаем информацию в базу данных и собираем полный зал. Показательным для меня, является еще и то, что на наши концерты начали приходить профессионалы – преподаватели музыкального колледжа, а также то, что публика стала моложе. Если раньше средний возраст зрителей был 55-60 лет, сейчас – 40 лет.

– Глава группы компаний Рамблер на вопрос, где будете проводить юбилейный корпоратив, ответил: Коллеги хотят пойти на пейнтбол, но пойдут в консерваторию. На ваш взгляд, можно ли приучить людей слушать классическую музыку и нужно ли вообще это делать?

– Согласно статистике, академическую музыку во всем мире слушают всего три процента населения, – начал отвечать Алексей Фомин и тут зазвонил его мобильный – зазвучала песня Братьев Гримм.

– У вас на рингтоне тоже не Чайковский, – съехидничала я, когда директор филармонии закончил разговор.

– В этой песне есть слова, близкие моей душе. Вот послушайте: Волею-неволей, бегая по морю, голыми пятками по небу. Стены, семафоры, серые заборы – все это мелочи, по фигу. На самом деле в моем плей-листе очень много разной музыки. Тут и Чайковский, и Густав Малер, и Земфира, и группа Звери, Ленинград, к которой я в последнее время испытываю особые чувства. Какая гениальная аранжировка у песни “Лабутены”, а клип какой! Я много раз слышал про какие-то лабутены, но так получалось, что песня проходила мимо меня. Пока однажды великий пианист Алексей Володин в Фейсбуке не написал: Это гениально, это шедевр!. Я нажал на ссылку и услышал хит Ленинграда.

Что касается классической музыки, я за то, чтобы о ней рассказывали, к ней приучали в школах, но не навязывали. К классике, как и к религии, как правило, приходят с возрастом.

– Видимо, мой возраст еще не пришел.

– Как, ну, скажите, как можно не слушать такую музыку! – вспыхивает мой собеседник, говоривший до этого спокойно, вполголоса, и тут же кабинет заполняют лирические звуки. – Это Рахманинов! И все, мне больше ничего не надо!

Я тоже не сразу полюбил академическую музыку, – чуть позже признается Алексей Фомин. – Я вырос на песнях Иванушек International, и они мне до сих пор нравятся. Видимо, это ностальгия по юности, – смеется директор филармонии.

Я хотел быть хирургом
– Какие могли быть Иванушки, вы же учились в школе-интернате для одаренных детей?

– Да, там их не было. Иванушки были дома, во дворе с ребятами. Потом я полюбил рок-музыку, мне очень нравилась Земфира, но эти музыкальные пристрастия не мешали получать академическое образование. Хотя, признаюсь, заниматься музыкой меня поначалу заставляли родители. Даже в музыкальное училище я поступил из-под палки. Совсем не хотел быть музыкантом, хотел быть хирургом. Спасибо родителям за то, что настояли. Творческая ненормальность, как я это называю, у меня появилась только на третьем курсе. Только тогда я, наконец, понял, что музыка это то, чем я хочу заниматься.

– Зачастую родители хотят, чтобы их дети добились в жизни того, что не получилось у них

– Мои родители педагоги, но оба связаны с музыкой. Отец в 17 лет поступил в музыкальное училище – он хорошо пел, но у него началась ломка голоса, и ему сказали: Приходи через год. Естественно, он уже не вернулся, ушел в армию. Потом выступал с ансамблем Чипчирган. А мама у меня самодеятельная гармонистка, причем, хорошо играет.

– А вы теперь дочку тоже к классике приучаете или хотите, чтобы она хирургом стала?

– Дочку, наверное, пока рано приучать к классической музыке. В четыре года важнее побаловаться с папой и съесть конфетку. Три раза в неделю Катя занимается в детской школе-студии ансамбля Италмас, а еще она хорошо рисует. Не знаю, кем дочь станет, для меня главное пусть станет хорошим человеком.

У нас были прекрасные отношения…
Вообще формальным поводом для встречи стал 80-летний юбилей ансамбля Италмас, а в середине сентября коллектив вошел в состав филармонии и Алексей Фомин официально стал директором ансамбля.

Перемены не заставили себя долго ждать. У ансамбля теперь есть транспорт, впервые за 40 лет отремонтирован балетный класс, сейчас идет ремонт в хоровом классе, скоро установят душевые кабины. Опытные артисты, покинувшие ансамбль за последние два года, стали возвращаться, появились и новые лица.

Напомним, 53 года художественным руководителем ансамбля Италмас был Анатолий Мамонтов. В 2011 году бразды правления перешли его сыну Константину. Но в феврале 2016 года Минкульт не продлил с ним контракт, решив вернуть Италмас в состав филармонии. В знак протеста Константин Мамонтов предоставил письмо, в котором его отец запрещает исполнять ансамблю более полусотни номеров. Однако Алексей Фомин не верит, что Анатолий Васильевич мог так поступить.

Алексей Фомин
У нас были прекрасные отношения. Когда Анатолий Васильевич еще работал, мы каждое утро начинали с чашки кофе и с разговоров обо всем на свете. Поэтому я не верю тем письмам, которые якобы подписаны Анатолием Васильевичем. Я верю тем отношениям, которые у нас с ним были
– Почему были, вы с ним больше не общаетесь?

Я вижу, что Алексею Фомину сложно говорить обо всем этом. Он делится своими переживаниями, но просит: Это не для печати, и я не могу не выполнить его просьбу

Нужно также объяснить, что в начале этого года Анатолий Мамонтов сломал бедро. С тех пор народный артист Удмуртии и РСФСР живет в доме-интернате для престарелых и инвалидов.

Артистов не пустили к любимому художественному руководителю
Но для того, чтобы вы понимали, насколько далеко зашел этот конфликт, добавлю лишь один эпизод, от которого ком в горле. 30 сентября, накануне Дня пожилого человека, ансамбль Италмас дал концерт в Доме-интернате для престарелых и инвалидов. В том самом, в котором живет сейчас Анатолий Мамонтов. Артисты, много лет проработавшие под его руководством, хотели повидаться. Но на концерте Анатолия Васильевича не было. Не знать о нем он не мог – такие новости быстро распространяются в казенных учреждениях. Не захотел пойти или Мамонтова просто не пустили? Как не пустили артистов, которые после выступления хотели подарить цветы легенде Удмуртии

– На сайте Италмаса Анатолий Васильевич Мамонтов до сих пор значится художественным руководителем. Нет ли здесь ошибки?

– Сайт нужно приводить в порядок, там действительно много неточностей. Но то, что касается Анатолия Васильевича, все так и есть, и так будет. Сейчас мы стараемся сделать все возможное для того, чтобы начать издавать написанные им произведения. Ноты сложно будет привести в порядок – как человек творческий, Анатолий Васильевич небрежно относился к своему творчеству. Тем не менее, партитур столько, что хватит на две, а, возможно, и более, антологии. Я очень хочу, чтобы произведения Мамонтова остались в истории.

БЛИЦ
Три величайших композитора. Чайковский, Рахманинов, Густав Малер.
Каким музыкальным жанром можно охарактеризовать ваш характер, вашу жизнь? С друзьями это рок-н ролл, на работе сложное многочастное академическое произведение, с близкими колыбельная.
Форте или пиано? Пиано.
Айкай или Италмас? Италмас, хотя к Айкаю отношусь с большим уважением.
Какие песни поете во время дружеских и семейных застолий? Я совсем не умею петь.
Человек, на которого хочется равняться. Отец.
Что огорчило вас в последнее время? Смерть отца полтора года назад.
Что порадовало? Присоединение ансамбля Италмас к филармонии.
ДОСЬЕ
Алексей Фомин

33 года. Родился 11 июня 1983 года в д. Баграш-Бигра Малопургинского района.
С 1991 года живет в Ижевске.
Учился в школе-интернате для одаренных детей.
В 2001 году окончил Ижевское музыкальное училище по специальности Инструментальное исполнительство по классу баяна.
В 2006 году окончил Уральскую государственную консерваторию имени Мусоргского по специальности Дирижирование, Инструментальное исполнительство.
С 2006 по 2009 год – дирижер Государственного театра оперы и балета Удмуртии.
С 2009 по 2011 – заместитель директора Удмуртской государственной филармонии по творческой части.
С 2011 года – директор Удмуртской государственной филармонии.
Женат, есть дочь.
Источник: izhlife

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *