История – или пропаганда?

История – или пропаганда? Принципы аудита.

Производственный офф-топ.
Когда анализируешь исторические документы, помогает опыт бухгалтерского и финансового аудита. Почему? Потому что процедуры проверок и контроля – там прописаны, формализованы, опробованы. И надо только сделать небольшое усилие, чтобы выйти за рамки одной профессии и применить навыки в другом месте. Немного неожиданном, но если у трезвого ума есть правила, то они должны быть похожими в разных профессиях.

Сам по себе любой аудит это ни о чем, если он проводится формально, для галочки. Часто это настолько ни о чем, что его делают по публичной отчетности.

Любой человек с опытом подтвердит, что если анализ (какой-то компании) делается по публичной отчетности, то получается (извините) профанация, а не анализ. Публичная отчетность это не столько отчетность, сколько этакая косметика, пропаганда, которую менеджеры накладывают на результаты своей работы, чтобы представить ее в максимально лучшем свете. Почему? Потому что это естественно: немного (или много) приврать, чтобы выглядеть лучше. Если менеджеры могут влиять на представление своей работы в выгодном свете то они сделают это даже неосознанно. Потому что так проще: приврать, чтобы казаться лучше.

Делать оценку состояния компании по ее публичной отчетности часто значит, расписываться в том, что ты выкуплен менеджментом на корню. И работаешь в их интересах. Существует прецедентная база (Америка-Британия-Австралия), которая осуждает такой подход и иногда даже дисквалифицирует за его применение… Почему? Потому что потребитель аудиторского анализа имеет право получать качественные услуги за уплаченные деньги. На этом принципе основаны все финансовые претензии к аудиторам.

В первую очередь надо требовать доступа к бухгалтерским базам. К тому, где влияние менеджмента минимально. Где просто факт и цифра. Когда анализ поручен акционерами это просто обосновать. Когда заказчиком является НЕ ПЕРВОЕ ЛИЦО в компании следует понимать, что никакой объективный анализ там совсем не нужен. От тебя требуют формальных процедур и удобного результата В такой ситуации надо работать МЕТОДОМ МАК КИНСИ – то есть, надо понять, что хочет потребитель. И долбить нужно только туда.

Получив доступ к записям надо делать анализы движения по счетам, продажам и закупкам (через ОСВ и счета 51, 60 и 62 по месяцам). Проверять динамику движения по счетам и формирование финансовых результатов (счета 90-е или 20-е в зависимости от того, какой профиль у предприятия). Зачем? Если у менеджеров есть художественный замысел, то он нарушит общую логику, и видно его будет именно так.

Что делать в третью очередь, всегда становится понятно на второй стадии. Вопрос в том, как обосновывать и как упаковывать выводы, которые гарантированно будут неприятны для заказчика. Ибо трезвый и объективный анализ обычно требуется в такой ситуации, когда его потенциальные выводы действительно пугают :)…

Можно, конечно, заниматься другими показателями. Например, анализом план-факт. Но так можно оценить адекватность планирования, отсутствие лишней суеты, трепотни и не-релевантных задач. На этот анализ можно потратить часы, дни, недели… Это будет тоже работа. Хотя и довольно бестолковая. Куда более важно оценить наличие обмана, использование внутренних резервов, мероприятия по развитию (продуктов То есть, все равно, нужен анализ главного: продаж, выручки, задолженностей.

Формально это уже не аудит. Но это гораздо важней. И именно это нужно собственникам (и партнерам). Так проявляется объективная картина, а не исполнение формальных процедур.

Возьмем ЛЮБОЙ российский банк. Там обязательно есть непрофильные активы (недвижимость, участие в капитале других компаний, проекты). По требованиям ЦБ РФ их держать нельзя. Потому любой уважающий себя банк делает их профильными, выводя, например в Закрытые паевые фонды или показывая как, Прямые инвестиции (совсем-мол, не контролируемые банком). То есть, отделяя такие активы от самого Банка этаким veil После этого актив выглядит формально чужим, то есть, не подлежащим анализу вместе с активами этого Банка (выводя их реальную стоимость ЗА ПРЕДЕЛЫ ОЦЕНКИ БАНКА и компетенцию менеджмента). С формальной точки зрения все ОК, с точки зрения объективной реальности – получается банк пушкин, уралсиб, открытие, бин (поставьте любой публичный банк, даже из действующих, не только, к слову, российский…) Размещение на бирже, IPO, рыночная оценка, капитал и прочее не панацея, если у менеджмента появляется повод… мягко говоря, схалтурить.А формальный внешний аудит упрется в границы и напишет то, что выгодно заказчику.

Чтобы понять это нужно однажды провести аудит или независимую оценку.

Если серьезно, то формальное отношение к аудиту это правило. Это профессия. И как в каждой профессии есть много формального и есть исключения, изюминки, когда нужно смотреть по сторонам. Формальные процедуры, тем не менее очень важны. Они позволяют выбирать, каким инструментом нужно пользоваться.

Что важней формальнойсть или качество?
Есть интересный пример из Австралии с компанией AWA (AWA-case). В чем было дело: в 1992 году в небольшой австралийской компании аудиторы полтора года не замечали риски убытков от валютных операций. Позднее Компания влетела на 50 млн.дол убытков по валютным форвардам. Директора от лица Компании выдвинули иск аудиторам. Что те, мол, плохо провели аудит, и не отразили эти риски в отчетности. Аудиторы выдвинули ответный иск, что директора – идиоты. Потому что в таких случаях директора должны были знать, что происходит, а не перекладывать функции управления на аудиторов.

Суды пять лет разбирали, кто должен компенсировать Компании убытки. И что входит в обязанности директоров, аудиторов, менеджеров… с формулировками обязанностей, требований к оформлению процедур и т.д. и т.п…

Например, в обязанности любого директора после этого стало входить наличие качественного финансового образования, умение читать и разбирать любую незнакомую отчетность, уметь составлять по ней собственное независимое суждение… Эти требования 10 лет назад были утверждены австралийским аналогом Центробанка, вошли в учебники.

Русскому человеку этот случай интересен еще и тем, что автором убытков был наш бывший соотечественник, некто Дмитрий Коваль.

Ситуация там была такой: в конце 1989 года менеджеры компании AWA, добывавшей и экспортировавшей руду, решили создать в своей компании отдел валютного дилинга, чтобы покупая и продавая опционы, фиксировать прибыль, которая складывалась, как доходы в американской валюте, минус расходы в местной.

Они приняли на работу Dmitry Koval. Три раза за полтора года провели аудит, никаких особых замечаний аудиторы не выявили. Но в 1993 году компания неожиданно потеряла 50 млн.долларов.

Директора подали иск на аудиторов, чтобы халявщики компенсировали сложившиеся из-за их просмотра убытки. Аудиторы подали встречный уже на директоров, что те, вроде как, бестолковые лодыри, которые свою работу и ответственность переложили на аудиторов. А сами просто самоустранились от работы.

Дальше пошли интереснейшие судейские баталии и определения судов разных инстанций: кто виноват: менеджеры, аудиторы, директора, Совет директоров и главное почему.

По решениям судов по этому делу (и многочисленным апелляциям на разных уровнях на разных уровнях) были определены объемы требований к директорам, финансистам, аудиторам, образованию и отчетности.

Например, Суд разбирал даже мотивы появления валютного дилинга в этой конкретной горнодобывающей Компании. Оценил одинокость дилинга среди всех мероприятий по развитию Компании. И Суд дал очень жесткое определение мотивации менеджеров. Суд определил, что валютный дилинг это никакой не развитие компании, а странная схема мошенничества, где фиксация путем дилинга будущих прибылей позволяет их проесть в настоящем времени. И обмануть акционеров.

Суд оценил, что для небольшой горнодобывающей компании (и конкретных объемов экспорта) данная мера не приводила к действительному развитию, а носила декларативный характер.
В отсутствие других мероприятий в развитие Компании Суд оценил дилинг вообще как работу наемных менеджеров против интересов компании и как злоупотребление Директоров.

Выявленный Судом уровень запущенности Управления в той компании отразился в категоричности принятых Судом суждений о Директорах:
– не было у директора финансового или менеджерского образования, повышения квалификации значит, был некомпетентен,
– пропускал Заседания основание отстранения: не был конкретен в работе: ведь посещение публичных совещаний это основная работа директора.
– прочел отчет аудитора с формулировками о рисках, вывода не сделал, действий не предпринял не был достаточно разумен и осмотрителен…

Зачем рассказываю о том, что не относится к Истории?
Относится.
Историю пишут люди,
они делают выводы, планируют будущее, определяют логику и целесообразность в настоящем. И здравый смысл, честность и ответственность должны быть похожими в разных профессиях.

Опубликование этих суждений в конце 1990-х вместе со всеми материалами дела, списком вмененных требований, перечнем того, кто чем должен был заниматься сделало Суды обязанными принимать в схожих ситуациях схожие решения. Менеджерам и членам Советов Директоров стало предписано исполнять некоторый обязательный минимум. Для работодателя оказалось возможным требовать результат и эффективность Менеджеров, как вмененный минимум.

Здесь не о том, что 99% российских менеджеров по австралийским нормам менеджерами не являются, и достойное место им – на помойке… Здесь о том, что эти решения судов крайне полезны для любого менеджера, потому что именно так устанавливаются критерии твоей работы, внешние оценки.

Анализ формулировок Аудиторских отчета установил не только обязательные требования к компетентности Менеджеров и культуре их поведения, но и рассмотрел содержание Отчетов Аудита, которые пишут для компаний. Потому что за деньги не может быть формальной работы. Тогда директора пострадали. Но во многом из-за введенных тогда Стандартов, в итоге пострадали и аудиторы (там был ныне покойный Артур Андерсен). И хотя это другая история, это тоже интересно.

Но возвращаясь к анализу исторических документов…
любой свидетель чем-то похож на менеджера.
У него есть мотив оправдание себя и обвинение других.
У него есть инструменты перо и бумага.
И формальная процедура, которую проводят историки в лучшем случае проверить почерк, качество бумаги, давность документа и его ссылки с другими документами и свидетельствами.

А должно быть иначе. Если историки получают за свою работу деньги, они должны работать на совесть. Потому что человек планирует будущее, осуществляет расходы и рискует в том числе, на основании тех выводов, которые ему внушили историки.

Или не нужно жаловаться, что ты поверил (формальному аудиту) историкам. Человеку всегда проще врать и обманываться, чем делать усилие и думать своей головой… И если ты принял за объективный исторический анализ – тупую пропаганду, в конченом счете, сам виноват…

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *